понедельник, 13 августа 2012 г.

ТОМ СОЙЕР ВЕЛИКОЙ ИГРЫ


ЗАВАРОВ Александр Анатольевич
  • Родился 26 апреля 1961 года 
  • Воспитанник СДЮШОР «Заря».
  • Первый тренер - Б.В.Фомичев.
  • Выступал в командах «Заря» (Лу- , ганск), СКА (Ростов-на-Дону), «Ди­намо» (Киев), «Ювентус» (Турин, Италия), «Нанси» (Франция).
  • Лучший футболист СССР (по результатам опроса еженедельни­ка «Футбол») 1986 г. За сборную СССР провел 41 матч и забил 6 голов. Вице-чемпион Европы 1988 года, победитель Кубка облада­телей кубков 1986 года, победитель Кубка УЕФА 1990 года, чемпион СССР 1985, 1986 годов, обладатель Кубка СССР 1981, 1985, 1987 годов, обладатель Кубка Италии 1990 года.
  • Тренировал команды «Нанси», «Сен-Дизье», «Тамблей» (Фран­ция),      «Виль» (Швейцария), «Женис» (Астана, Казахстан), «Ме­таллист» (Харьков).  ФК «Москва», С 2005 года - главный тренер клуба «Арсенал» Киев.
Так получилось, что свое первое большое интервью для газеты я, тогда еще начинающий журналист, взял у такого же начинающего футболиста.
               - Пусть расскажет, как он научился своим финтам, при помощи которых он уже в этом возрасте собирает пол­ные трибуны поклонников, играя за дублирующий со­став «Зари», - напутствова­ли меня в редакции газеты «Молодогвардеец», где в конце 70-х годов прошлого столетия выходила темати­ческая страница «Клуб лю­бителей футбола».
Задание редакции я вы­полнил, хотя это и было до­вольно сложно. Искрометный дриблер на поле, в жизни он оказался довольно застенчи­вым, неразговорчивым пар­нем. Кто его научил только одному ему присущим фин­там, я так и не узнал. Навер­ное, он просто с ними уже родился, для того, чтобы де­сятки защитников лучших футбольных команд мира ломали потом голову, как ос­тановить этого кучерявого блондина, когда мяч попадал к нему в ноги.
КСТАТИ
        За не исчезавшее с го­дами озорство, за какую-то особую веселость в игре, да еще за вполне со­ответствовавшую его фут­больному имиджу вне­шность - этакий сорванец, рубаха-парень - Заварова называли Томом Сойером великой игры – футбола.

         Позже уже в зените славы Александр Заваров, а разго­вор именно о нем, приезжая домой в Луганск из Киева, Турина или Нанси, всегда находил время пооб­щаться с луганскими журна­листами. Однажды он даже пообещал нам, что где бы ни играл, свой последний сезон проведет в «Заре». Много поз­же я поинтересовался, поче­му не выполнил обещания.
-                      Видишь ли, - ответил Александр, - я слишком дол­го был востребован как игрок за границей, что упустил мо­мент, когда нужно было при­нимать решение о заверше­нии карьеры. Когда понял, что физические кондиции уже не те, решил в Луганск не приезжать. Не хотелось, чтобы земляки запомнили Заварова беспомощным ста­риком. А с «Зарей» я все рав­но буду связан до конца моих дней. Как не выбирают роди­телей, так и не выбирают ко­манду, где впервые выйдешь на поле. Команда выбрала меня. За что я всю жизнь буду благодарен легендарно­му Борису Васильевичу Фо­мичеву, детско-юношеской школе «Заря» и всей «Заре», что дала путевку в большой футбол.
За свою долгую футболь­ную жизнь футболист, а за­тем тренер Александр Заваров дал множество интер­вью. На правах первого ин­тервьюера я предпринял по­пытку выбрать из них отве­ты на самые интересные, на мой взгляд, вопросы, харак­теризующие одного из са­мых ярких футболистов, воспитанных на луганской земле.
- Родился я в 1961 году. Отец и мать были обычными заводскими рабочими. Папа работал в «горячем» цеху - раз­ливал металл в формы, делал колеса и другие части вагонов. Родителям от завода дали квар­тиру. Вырос вместе с двумя братьями в обычном городском квартале. К сожалению, отца и матери уже нет в живых.
Многое мне дал дворовой фут­бол. В семь лет я стал воспитан­ником футбольной школы ворошиловградской «Зари». После тренировок в спортшколе соби­рал во дворе пацанов, гоняли мяч дотемна. Играли подъезд на подъезд, двор на двор, улица на улицу. Так что школьными уро­ками заниматься было некогда. Меня с 16 лет Йожеф Сабо етап привлекать к играм за «Зарю». Начал получать какие-то деньги.
В «Заре» в основном составе дебютировал в 1978 году, играли в Тбилиси против "Динамо". Во втором тайме вышел на замену. Согласитесь, нечасто такое слу­чается: 17-летнему футболисту, впервые появившемуся в основ­ном составе, хватило 45 минут, чтобы получить приз лучшего игрока матча. И где - в Тбилиси! Хотя, с другой стороны, может, именно потому, что в Тбилиси, где технари всегда были в цене.
Первый выход в большой футбольный свет состоялся в Японии, на чемпионате мира среди юниоров 1979 года. Сам факт появления 18-летнего иг­рока в сборной, где выступали в основном футболисты на два года старше, произвел сильное впечатление на людей, понима­ющих толк в футболе. Наиграл тогда на серебряную медаль, которая стала первой серьез­ной наградой в жизни.
В 1980-м «Заря» вылетела в первую лигу. Я хоть и был сту­дентом педагогического инсти­тута, но получил повестку из военкомата. Было два вариан­та: идти «служить» в СКА или в МВД. Тогда я впервые получил приглашение от Лобановского, но ехать в Киев побоялся - старшие товарищи отсоветова­ли. Мол, там у них в нападении Блохин, Онищенко, Хлус - не пробьешься. Выбрал Ростов.
В 1981 году мы стали обла­дателями Кубка СССР, обыграв в финале московский «Спар­так»... Чем ближе время подхо­дило к «дембелю», тем жестче на меня давило руководство СКА. Требовали, чтобы я напи­сал заявление на прапорщика. Рассказывали о том, как это все классно и что в 35 лет я уже буду на пенсии. Носить погоны у меня не было ни малейшего желания.
Вызвали меня в какой-то штаб и говорят: «Раз не хочешь родине служить, сдавай загран­паспорт - на ответную игру од­ной восьмой Кубка кубков с «Айнтрахтом» не полетишь!».
Ребята наши отправились в Германию, а я пошел к начальнику команды, пол­ковнику Мартынюку, и попросил его отпустить меня жену бере­менную повидать. Он: «Пожалуй­ста!». Я через Москву в Луганск. Возвращаюсь через два дня, а меня уже ждут. Арестовали пря­мо на тренировке. Говорят: «Ты больше двух суток отсутствовал в расположении части. По уста­ву можешь получить два года дисбата».
Мне предложили: или под суд, или подписывай заявление о том, что мечтаешь и дальше в СКА служить. С гауптвахты каж­дый день в прокуратуру на бор­товой машине с охраной вози­ли... В общем, на десятые сутки выбили из меня это заявление...
Люди посоветовали написать жалобу министру обороны СССР Устинову. После этого у нас дома появилось какое-то высокое начальство. Ультима­тум был еще жестче: или игра­ешь за Ростов, или не играешь вообще нигде!..
Вернулись с женой в Луганск. Там нам очень помогло руко­водство «Зари». Меня устрои­ли на завод, где я работал по­мощником кузнеца Героя Со­ветского Союза Курило. Впро­чем, мой трудовой стаж оказал­ся небольшим. В мае 1983-го Курило, надев все свои ордена и медали, отправился в Москву в СТК федерации. В общем, «ре­абилитировали» меня, и вскоре я оказался в рядах киевского «Динамо». Но постоянного ме­ста в основе у меня не было. Шла смена поколений. Ветера­ны «доигрывали». Мне поступи­ло предложение от Константи­на Ивановича Бескова. Он ска­зал, что хочет видеть меня в «Спартаке». Я подумал и согла­сился. Потом мы с «Динамо» дней на десять улетели во Фло­ренцию. Слухи о моих перего­ворах со «Спартаком» стали из­вестны в команде. По возвра­щении из Италии все были при­глашены на свадьбу к Андрею Балю. Пришел Лобанойский, поздравил молодоженов. По­том поманил меня пальцем, по­ставил к стеночке, посмотрел в глаза и сказал: «Ты нужен ко­манде, оставайся!». Пришлось согласиться. Извинялся потом перед Бесковым. Но с тех пор я постоянно выходил на поле.
Потом был один из первых переходов из советской коман­ды в итальянскую. Но с Итали­ей у меня не сложилось. Толь­ко приехал в Турин, на улице ко мне подошла красивая ита­льянка и попросила сфотогра­фироваться. Через неделю я увидел себя на обложке в объя­тиях с голой девицей. Заголо­вок гласил: «Вот как развлека­ются советские спортсмены!». Это сейчас я на такие вещи смотрю с юмором, а тогда...
Я оказался, если хотите, "жер­твой" гласности, как ее у нас тогда трактовали: вылить на че­ловека ушат с помоями, не об­ременяя себя достоверностью, охаять все и вся, в том числе и наши достижения в футболе. Заканчивал как игрок и начинал как тренер уже во Франции.

КСТАТИ

- Внешне - ничего особенного, скорее наоборот: ножки-спички, маленький, щупленький, в чем только душа дер­жится. Однако попробуй мяч отними, если он у него в но­гах! - вспоминает Анатолий Куксов. - Санек, бывало, нас, стариков, так на тренировках своими неправдоподобны­ми финтами раскручивал, что даже неловко становилось. Он еще в дубле играл, когда толпы народа стали ходить "на Заварова". Таких технарей, как Саша, природа редко футболу дарит.



использован материал из газеты 
"Футбол плюс спортивные новости"



Похожие материалы:

Комментариев нет:

Отправить комментарий