воскресенье, 11 ноября 2012 г.

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ

Владимир Абрамов

ВЛАДИМИР АБРАМОВ

ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ "ЗАРЯ-72" В БРАЗИЛИИ. ЗАРИСОВКИ С НАТУРЫ

Шел по вестибюлю аэро­порта, думал... Нехорошо как-то, с бабкой получи­лось. Мне уже было не так забавно, а по человечески, по-русски, жаль ее.

Но с другой стороны, как нуж­но было поступить мне, ребя­там, в той непростой ситуации? Ведь иностранной валюты, а тем более мелочи, ни у меня, ни у ребят не было. Хоть мелкие руб­ли случайно оказались у меня в кармане. Вообще история за­бавная и поучительная.
По тогдашним таможенным правилам разрешалось прово­зить через границу, задеклари­рованными только тридцать рублей на карманные расходы. Менялись наши, деревянные, только купюрами достоинством по 10 рублей, да к тому же не во всех обменных пунктах. Од­ним словом, наша валюта была неконвертируемая, неходовая.
За доллар США по курсу Нац­банка СССР давали 60 копеек.
«Бедные» иностранцы, приез­жавшие к нам в страну, были вынуждены обменивать всю ва­люту по такому курсу. Уезжая за границу, в официальную по­ездку, гражданин СССР считал­ся командировочным. Как ко­мандировочному ему полага­лись, так называемые суточные, из расчета пять инвалютных рублей в день. Инвалютные рубли - это деньги Нацбанка СССР, которые придумало госу­дарство для оплаты труда ра­ботающих за рубежом, постоян­но, временно по контрактам с зарубежными странами.
Эти инвалютные рубли были придуманы страной не зря, а для того, чтобы выплачивать зарпла­ту работающим за границей не валютой иностранной страны, а нашими «деревянными». В СССР существовали магазины Внешторгбанка СССР. Это были не валютные «Березки», где все продавалось за свободно кон­вертируемую валюту, и всем ино­странцам и русским, ее имеющим, можно было делать покупки. В магазинах «Внешторгбанка» СССР конечно можно было ку­пить почти все те же товары, что и в валютной «Березке», но вы­бор товаров был меньше, и был направлен на нужды жителей СССР, а не иностранцев.
Короче, простыми доходчивы­ми словами, валюты давали очень мало, а товаров в капст­ранах было изобилие всяких разных. Хотелось купить мно­гое из того, чего в СССР не было, а денег на это не хватало. Вот и приходилось экономить на всем, существовали, конечно, как всегда и везде и во все време­на «валютчики», можно было по завышенному курсу купить у них в СССР, валюту, попытаться провести ее через границу. Но за эти валютные махинации су­ществовала статья уголовного кодекса СССР самое строгое наказание - лишение свободы на определенный срок, затем так называемая «химия», а самое мягкое наказание - сообщение о нарушении по месту работы, проживания, в соответствующие органы. И ты становишься ав­томатически так называемым «невыездным». Ты нормально живешь, трудишься, как и рань­ше, но заграница для тебя зак­рыта.
В то время «невыездными» по разным причинам были Влади­мир Высоцкий, Игорь Кио, Мус­лим Магомаев, а поэтов и писа­телей «невыездных» было пруд пруди.
На грани невозможного в 60- 70-е годы, было выехать за гра­ницу.
Загранпоездки проводились по линии Спорткомитета СССР (Олимпийские игры, чемпиона­ты мира и Европы, официаль­ные международные турниры определенного ранга и т.п.), по линии ВЦСПС (центрального совета профсоюзов) - для спортсменов, в основном, в кон­це сезона так называемые по­ощрительные, в целях дружбы и мира, международного со­трудничества. Еще можно было выехать по линии городов-побратимов: Луганск - Перник, Луганск - Сент-Этьен, Луганск - Секешфехервар, по ведом­ственной линии, например, спортсмены ЦСКА или всевоз­можных СКА могли поехать в гости к армейским клубам Бол­гарии, Венгрии, ГДР, Польши, ЧССР, а динамовские спортсме­ны - в перечисленные страны к динамовским, точно также же­лезнодорожники.
Периферийная «Заря» не была тогда избалована загранпоезд­ками. Ездили в болгарский Пер­ник — город побратим, из него на весенние, предсезонные сбо­ры на олимпийскую спортбазу Болгарии в город Петрич на гра­нице с Грецией, Югославией, са­мая южная точка Болгарии с хо­рошими в феврале - марте фут­больными полями. В 1971 году ездили в Бирму и Непал, потому что Герман Зонин там работал с бирманской сборной.
И даже по окончании 1972 года, чемпионского года «Зарю» отправили в Пакистан.


"Заря" в Бирме в 1971 году. Суточные выдали вов­ремя.

А «крутые» московские клубы, Ленинградский «Зенит», киевс­кое «Динамо» ездили в страны с конвертируемой валютой ФРГ, Францию, Италию, Бельгию, Гол­ландию, Англию, Швейцарию и т.д. С финансированием загран-поездок царил полный хаос.
Более - менее известно и доступно общественности было финансирование сборных ко­манд СССР различного уровня, а финансирование остальных загранпоездок было покрыто густым туманом, таким густым, что знаменитый лондонский казался нашим светлым.
Валюту обычно выдавали руко­водителю делегации в Москве или Киеве, и она лежала у него в чемоданчике. А нам положенные суточные выдавались уже по его решению, когда он посчитает нужным. И здесь дело доходило до курьезов и абсурда.
Хорошо было, например, при поездке в Пакистан в 1972 году. Рейс Москва - Ташкент - Карачи. Вечером в Карачи ужин, сон. Утром выдали валюту. А вот поездка «Зари» во Францию, Бельгию в 1973 году совсем другая история. Рейс Москва - Париж, обед в аэропорту Орли в Париже, и переезд автобусами на центральный железнодорожный вокзал в самом центре Парижа. Отсюда нам предстояло ехать поездом на восток Франции в город Мец на границу с Бельгией и Люксембургом. Хорошо еще наш тренер в то время, опытный Всеволод Блинков уговорил водителя автобуса, встречавшего нас в Орли, провезти нас по самым известным улицам, площадям, красотам и достопримечательностям Парижа: пляс Пигаль, Монмартр, мост Александра III, Еписейские поля, Нотр Дам де Пари и др. Да и водитель оказался добрым, и согласился, а за границей за все надо платить дополнительно.
Высадили нас в центре Пари­жа напротив Гранд-опера, заве­ли за железную изгородь Цен­трального парижского вокзала, оторвав билеты, и мы летом в жару, в самом центре Парижа пять часов ждали поезда на Мец. Без единого «су», как ска­зали бы французы, в кармане. Мучила жажда. Хотелось мах­нуть через изгородь в Париж, прогуляться, чего-то купить, ведь до отхода поезда целых пять часов, но наше известное «низзя». И деньги наши в че­моданчике руководителя.
Да раздай же их на вокзале! Какая тебе разница. Хоть мине­ралки купить попить или моро­женого съесть. «Низзя». По Па­рижу пройтись. «Низзя».
По приезду в Мец сразу со­брал у себя в номере гостиницы и все выдал. Уже было «Низзя»!!!
Одним простым и понятным сейчас всем и каждому языком все решалось в Москве.
Не нравится - не выезжай, за твоей спиной другие, более сговорчивые. Это и первая лига с командами столиц союзных республик, Крым с его здравницами, представители богатых предприятий из второй лиги. Поэтому ехали, куда посылали, на любых условиях, лишь бы за границу!
К чему все эти рассуждения?.
Чтобы понять, почему, все-таки «Заря»? Нет опыта загранпоез­док в капстраны. И тут сразу Бразилия - Мекка футбола, дей­ствующий чемпион мира по футболу. Где, господин Колос­ков, ваши знаменитые «заграничники», опытные москвичи?
Почему «Заря»? Да такого ведь нужно было додуматься послать на турнир самого высокого ран­га периферийный футбольный клуб вместо сборной СССР.
Риск был. И риск был огром­ным. Легко можно было ли­шиться и служебного кресла в результате провала «Зари».
Вячеслав Колосков
председатель Федерации
 фут­бола СССР
Мое мнение, верх взяла бю­рократическая мудрость Вячес­лава Колоскова. За неудачу, про­вал сборной СССР лишиться чиновничьей должности было гораздо проще, чем за провал одной клубной команды СССР.
Да и особых надежд на сбор­ную СССР Колосков не возла­гал. Подумайте, какой дурак послал бы в Бразилию неопытную на международной арене «Зарю», хоть и лидера чемпио­ната СССР, если бы сборная СССР играла на высоком уров­не и могла претендовать на победу в турнире. Следователь­но, в тот период «Заря» выгля­дела на футбольном поле очень мощно, гораздо сильнее сбор­ной СССР. «Усилью ее четырь­мя сборниками СССР и риску, отправлю в Бразилию». Навер­ное, такими были мысли госпо­дина Колоскова.
Вот и еще одно подтвержде­ние того, что «Заря» выиграла чемпионат СССР 1972 года не­случайно. Слабых на междуна­родные игры, не пускают. Про­ще было отказаться от участия в турнире.
Вячеслав Колосков имел гро­мадный авторитет в СССР, в последствии его изберут даже вице-президентом УЕФА. Он более двадцати лет проработал на по­сту председателя Федерации фут­бола СССР. А снял его, по уходу на пенсию, только Владимир Путин освободив это место для сво­его приятеля, выходца из Санкт- Петербурга Виталия Мутко.
И еще не раз на протяжении всех записей я постараюсь до­казать господину Колоскову, что «Заря» в 1972 году стала чем­пионом по праву, а не случай­но, как уверял он в своем «зна­менитом» интервью.
Всем жителям Луганской об­ласти и нам, футболистам, трене­рам господин Колосков плюнул, грубо говоря, в душу. А самое главное, до сих пор не признал своей ошибки и не извинился.


СБОРНАЯ СССР ОБРАЗЦА ОЛИМПИАДЫ-1972 В МЮНХЕНЕ. СЛЕВА НАПРАВО, ВЕРХНИЙ РЯД: ТРЕНЕР ГЕРМАН ЗОНИН, Е. ЕЛИСЕЕВ, В. КУКСОВ, В. БАННИКОВ, С. ОЛЬШАНСКИЙ, А. ЕСЬКОВ, ТРЕНЕР АЛЕКСАНДР ПОНОМАРЕВ. СРЕДНИЙ РЯД: О. ДОЛМАТОВ, Р. ДЗОДЗУАШВИЛИ, Ю. ИСТОМИН, Е. ЛОВЧЕВ, В. КАПЛИЧНЫЙ. НИЖНИЙ РЯД: ВРАЧ САВЕЛИЙ МЫШАЛОВ, В. ОНИЩЕНКО, А. ЯКУБИК, В. СЕМЕНОВ, М. ХУРЦИЛАВА

Владимир АБРАМОВ
«Футбол плюс спортивные новости»




Похожие материалы:

Комментариев нет:

Отправить комментарий